molfara: (MoM)
Синтаксис на филфаке читается полтора года по две-три лекции в неделю, из них треть отводится на изучение моделей предложений. С позиции грамматического центра (подлежащее+-сказуемое) практически весь массив предложений в русском языке можно свести к довольно ограниченному перечню моделей. Нас нашпиговали этим так, что потом мы могли синхронно на слух определять модели во всевозможных предложениях. Большинство моделей очень попсовые и постоянно воспроизводятся. Но есть и диковинные. Например, "его убило молнией". По идее, это безличное предложение, типа "вечерело", отягощенное обстоятельством причины. Однако, нет. О чем это предложение? В чем состоит сообщение? В том, что был некто, в кого попала молния, и он умер. То есть он умер из-за молниии, то есть молния его убила, то есть молния - это субъект, некто - объект, а (его) убила (молния) - предикат. Почему субъект тогда выражен обстоятельством причины? Потому что на самом деле это только орудие в руках некой божественной силы, которая в предложении опущена. Именно она является истинным субъектом действия, но суеверие требует вынести ее за пределы речи. Третья заповедь, все дела. Очевидно, что это очень архаичная модель, и в русском языке она встречается крайне редко. Забавно, что в таком продвинутом относительно развития языка явлении как электричество она тоже встречается: "его ударило током". И кто же его, интересно, ударил током? В языках разных первобытных обществ эта модель встречается гораздо чаще. Одно из практических заданий заключалось в том, чтобы обыкновенные предложения в действительном залоге перевести в эту модель. Типа, "он поточил карандаш" -> "карандаш поточило им". Можете себе только представить, как это форматирует мозги.

Следствие )
molfara: (забористая)

Клянусь, я хотела прояснить всего несколько фактов из жизни Азатота, но даже простые вещи жаждут обстоятельности. Видимо, из этих соображений В. снабдил меня 4 единицами зеленой нетленки и томиной биографии Лавкрафта. Не горюй, деточка! И все ради небольшой заметки на полях по поводу изложения Борхесом сути Каббалы.

На правах конспекта )
molfara: (Тени)
Древний просыпается, древний умывается(С)

Рыба, рыба, рыба кит,
Рыба правду говорит.
Если рыба скажет ложь,
То отправится на нож.(С)

Узелок к узелку, поплавок к поплавку )
molfara: (с глазу на глаз)
Никогда не дразните жену, когда она в гневе. В вас может полететь икеевская настольная лампа с абажуром из рисововй бумаги.

Последствия могут быть примерно такими )
molfara: (Бесхитростная линейность)
В самом начале моих мифологических штудий, когда я всерьез погрузилась в труды отцов и апологетов, привычка к гипертексту злобно меня разыгрывала. В одной вкладочке у меня открыт Мелетинский с его "Поэтикой мифа", где он делая обзор многовековой дискуссии о предмете, упоминает и Дюркгейма, который "сделал важное открытие, показав, что тотемическая мифология моделирует родовую организацию и сама служит ее поддержанию...". Тут же в соседней вкладочке Леви-Стросс, душа моя, как бы в стэк, цитируя того же Дюркгейма, пишет буквально следующее: "Тотемные мифы ничего не объясняют и только перемещают трудность, тем самым смягчая логический скандал." Нормально, да?!

Образцовый гон )
molfara: (MoM)

Ох, не зря мне влепили трояк за реферат по философии "Соотношение реальности и виртуальности", ох не зря. Но я нашла оправдание. Оно формулируется как "общая предпосылка современного мышления". А от предпосылок так просто не избавишься. Что еще может сказать Борхес в мое оправдание:

"Такова всеобщая история вечности. Точнее, вечностей, ибо жаждущее вечности человечество грезило двумя последовательно противоположными грезами с этим наименованием: грезой реалистов - странным томлением по незыблемым архетипам вещей, и грезой номиналистов, отрицающей истинность архетипов и стремящейся совместить в едином миге все детали универсума. Одна греза построена на реализме, доктрине, настолько нам сейчас чуждой, что я не верю в истинность любой интерпретации, включая и мою собственную, вторая, связанная с номинализмом, утверждает истинность индивидуума и условность родовых понятий. И ныне мы все, как растерянный и ошеломленный комедийный герой, который случайно обнаруживает, что говорит прозой, исповедуем номинализм, не зная того. Это как бы общая предпосылка нашего мышления, аксиома, которой мы так удачно обзавелись. А раз речь идет об аксиоме, и говорить здесь не о чем."

molfara: (с глазу на глаз)
Альберт Великий, говоря об универсалиях, разделяет их на три вида:
- universalia ante res (универсалии прежде вещей)
- universalia in rebus (универсалии внутри вещей)
- universalia post res (универсалии после вещей).
Насколько я понимаю, это развитие платоновской мысли об эйдосах, но не об том речь.

Разбирая эти понятия, Борхес, между делом, позволяет себе (а он много чего себе позволяет) тонкую иронию по отношению к схоластам, говоря, что у последних "не возникало и тени сомнения, что категории божественного ума совпадают с категориями латыни".

Что ж, придется освежить в памяти Pater Noster, чтобы говорить с Богом на одном языке.
molfara: (MoM)
Об искусности вранья
"- Куда собрался, Даниил? - спрашивает первый.
 - В Севастополь, - отзывается другой.
 - Ай-ай-ай, стыдно тебе врать, Даниил. Говоришь - в Севастополь, чтобы я подумал - в Нижний, а ты тем временем отправишься в Севастополь. Ай, стыдно, Даниил."

О бремени стиля
"Лучшая страница, страница, в которой нельзя безнаказанно изменить ни одного слова, - всегда наихудшая. Изменения языка стирают побочные значения и смысловые оттенки слов; "безупречная" страница хранит все эти скромные достоинсва и именно поэтому изнашивается с необыкновенной легкостью. Напротив, страница, обреченная на бессмертие, невредимой проходит сквозь огонь опечаток, приблизительного перевода, неглубокого прочтения и просто непонимания."

Profile

molfara: (Default)
molfara

December 2016

S M T W T F S
     1 23
45 6789 10
11 1213141516 17
1819202122 23 24
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios